March 17th, 2019

АФОНСКОЕ МОНАШЕСТВО НЕ ПРИЗНАВАЛОСЬ В РОССИИ

Читаю опубликованные в Богословских Трудах № 39 архивные документы по истории гонений на Афонских имяславцев.

Удивило одно письмо обер-прокурора Саблера, адресованное тов. министра внутренних дел Джунковскому (РГИА Ф. 796 Оп. 199, V отд., I ст. Д. 80. Ч.1. Л. 431).
Тема письма касается вопроса о снятии духовного сана с монахов-афонцев, насильно вывозимых со Св. Горы на пароходе "Херсон", и есть там такие вот странные сведения:

"... по действующим церковным правилам, русские подданные получившие монашеское пострижение на Афоне, в России не признаются в монашестве, доколе не выполнят трёхлетняго послушническаго искуса в одном из российских монастырей... монахи-имяславцы, по прибытии в Россию подлежат направлению в места их приписки, с воспрещением им ношения монашескаго одеяния..."

И далее Саблер пишет нечто противоречащее своим же словам выше: "предписать всем Епархиальным Начальствам не допускать прибывших с Афона "имеславцев" в монастыри..." - так как же тогда изгнанные афонцы должны проходить трёхлетний искус?!

Вот странно - ведь Пантелеимоновский монастырь с несколькими скитами входил в число Русских Обителей (о чём свидетельствует издание Сойкина с полным списком всех Русских Обителей) - так отчего же монашеские постриги, совершённые в нём, не признавались в России? Неужели действительно был такой церковный закон? Любопытно было бы почитать его, если только он где-то был опубликован.

Видимо, какие-то силы уже давно работали над развалом Русского Афона и даже сумели провести эти потуги в Российское церковное законодательство. Во всяком случае своего они добились в 1913 г., под удобным предлогом якобы искоренения придуманной масонами и греческими националистами "ереси имябожия", - так они обозвали древнюю святоотеческую практику Иисусовой молитвы.

ЗАПИСКА ОБ ИМЯСЛАВИИ МИТР. ВЕНИАМИНА (ФЕДЧЕНКОВА)

В 1998 г. игумен Андроник Трубачёв опубликовал интересный документ из архива своего деда о.Павла Флоренского. Это записка митр. Вениамина (Федченкова) об имяславии.
Вот как Владыка Вениамин пишет о своей первой реакции на известие об изгнании с Афона монахов-имяславцев:

"Вспомню о собственном ощущении, когда было осуждено учение так называемых «имябожников». Это было летом (вероятно, 1913 г.). Я проживал на родине. Мне пришлось прочитать в «Церковных Ведомостях» об этом осуждении. И не разбираясь еще в данном вопросе с богословской точки зрения, я, однако, ощутил такой острый духовный удар, будто от меня потребовали отречения от Православия. И с той поры доныне (1954 г.), вот уже 40 лет, я не могу успокоиться окончательно. 4 года тому назад, когда я был близок к смерти, я даже сделал «завещание» по этому поводу, желая снять (с себя, по крайней мере) возможное обвинение, будто и я как-то повинен в этом осуждении, хотя бы одним самим молчаливым согласием с ним".

В момент своей близости к смерти Владыка сделал специальное завещание по поводу своего отношения к имяславию - это поразительно и вызывает уважение к этому архиерею.

Полный текст Записки митрополита здесь:
https://azbyka.ru/otechnik/Veniamin_Fedchenkov/imjaslavie/
Также опубликована в кн. митр. Вениамин (Федченков). Отец Иоанн Кронштадтский. СПб. Изд-во "Воскресенiе". 2014.


Афонский Русский Андреевский скит. Угасание началось с изгнания монахов-афонцев, в 1913 г. их вывезли в Россию (более 600 человек). Монастырь был захвачен греками, пустовал, ветшал, пожар 1958 г. уничтожил ценнейший архив и библиотеку. Сейчас там проживает несколько греческих послушников.

************************
На просторах ЖЖ попался диалог двух блогеров об имяславии, как краткая квинтэссенция-выводы: https://vl09.livejournal.com/194201.html

"Имя Христа есть Его икона - со всеми вытекающими отсюда следствиями. Осуждение имяславия в 1913 году считаю роковой ошибкой, ставшей одной из важных предпосылок катастрофы 1917 года.
Хотя при этом крайности имяславия, когда Имя мыслится чем-то принципиально более важным, чем икона, мне чужды. Как и все крайности, они от лукового - и дают повод для имяборчества. Как и крайности иконопочитания в свое время послужили поводом для иконоборчества.
Но без имяславия нет возможности даже начать правильное умное делание. Ведь поначалу от нас требуется фиксация внимания на словах молитвы, с отвержением всех остальных мыслей и представлений, кроме собственно этих слов. А если слово молитвы для какого-то человека святыней не является, то такая фиксация в его глазах бессмысленна, и потому он будет, конечно, молиться каким-то другим способом - а значит, умное делание для него закрыто принципиально. Между тем, умное делание - это суть и соль внутренней аскетики. А без неё остается лишь внешняя аскетика, в которой самой по себе мало толку и мало смысла. И что тогда остается от Православия? Внешняя оболочка".

Итак,
Имя Христа - есть Его икона. Гонения 1913 года на Афоне есть иконоборчество. Умное делание как сердцевина аскетики.