March 29th, 2019

РПЦЗ И СТАРООБРЯДЧЕСТВО -диалог или монолог? Эволюция вопроса с 1974 по 2000 годы.

Приведём ТРИ документа из истории РПЦЗ, отражающих развитие её отношения к старообрядчеству - 1974, 1975 и 2000 годов.

Послание 1974 г.
Определение Собора Епископов РПЦЗ о старом обряде

Собор Епископов Русской Православной Церкви Заграницей рассмотрел вопрос об отношении Русской Церкви к содержавшимся ею некогда церковным обычаям и обрядам, известным под общим названием старого обряда, содержащихся в богослужебных книгах,изданных до середины XVII столетия, а также о запрещениях и клятвах, которые были наложены московскими соборами 1656 и 1667 года и отдельными лицами на соблюдающих эти обычаи.
Ввиду того, что:
1. Православная Христова Церковь издревле допускала разнообразие местных обычаев при условии единства в истинах веры;
2. Что старые обряды не выражают какого либо неправославного мудрования, в котором их обвиняли участники помянутых соборов;
3. Что наложенные этими соборами клятвы были причиной многих бедствий для Русской Церкви и привели не к умиротворению Церкви, чего хотели их составители, а к церковному расколу и отпадению от Церкви многих приверженцев старых обрядов, к безплодной полемике по обрядовым вопросам, в пылу которых обеими сторонами применялись недопустимые “поносительные выражения”, а также к гонениям на инакомыслящих, отчего пострадали многие ревнители старых обычаев;
4. Что старые обряды составляют часть нашего общего церковно-исторического наследия, которое не следует искоренять;
5. Что с тех пор, как в 1800 году Русской Церковью было позволено употребление старых обрядов, запрещение их перестало быть действующим и подлежит отмене;
6. Что в прошлом веке Русской Церковью, во главе с митрополитом Филаретом Московским, предпринимались шаги для отмены клятв на старые обряды, что не осуществилось лишь по недоразумению;
7. Что Предсоборное Присутствие 1906 года, при деятельном участии митрополита Антония (Храповицкого), постановило ходатайствовать перед будущим Поместным Собором “отложить клятвы на двуперстно молящихся, как положенные по недоброму разумению” и “разрушить их подобно тому, как Собор 1667 года разрушил клятву Стоглавого Собора на немолящихся двуперстно”;
8. Что Собор 1917—1918 годов, хотя и не составил по этому вопросу соборного деяния (так как не имел возможности спокойно закончить свои занятия), однако решил, по свидетельству митрополита Антония (Храповицкого), отменить эти клятвы, принимать в нашу Церковь старообрядческих епископов в сущем сане и поставить старообрядческих епископов для единоверцев, а патриарх Тихон, вскоре по своем восшествии на патриарший престол, поставил первого православного старообрядческого епископа (умученного впоследствии), епископа Охтенского Симона (Шлеева), защитника старых обрядов и сторонника отмены клятв;
9. Что блаженнейшие митрополиты Антоний (Храповицкий) и Анастасий (Грибановский) сами неоднократно служили по старым книгам в единоверческих церквах;
10. Что Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей указом от 26 августа/ 8 сентября 1964 года признал старые обряды православными и благословил употребление их для желающих;
11. Что 3-й Всезарубежный Собор с участием клира и мирян настоятельно просил Собор Епископов отменить эти клятвы;
Собор Епископов Русской Православной Церкви Заграницей определяет:
1. Почитать древние богослужебные обычаи и обряды, содержащиеся в богослужебных книгах Русской Церкви до середины XVII столетия, православными и спасительными;
2. Запрещения и клятвы, наложенные в прошлом на содержащих эти обычаи Соборами 1656 и 1667 годов, а также отдельными лицами, как наложенные по недоброму разумению участниками этих соборов, считать недействительными, отмененными и яко не бывшими;
3. Разрешить употребление старых обрядов для желающих соблюдать их и находящихся в общении с Православной Церковью, с тем, однако, чтобы от этого не происходило замешательства в церковной жизни существующих приходов Русской Православной Церкви Заграницей,
4. От желающих быть принятыми в церковное общение старообрядцев не требовать отречения от старых обрядов и принятия ими современных. Поставлять им священников, а если нужно, и епископов, которых обязать в точности исполнять древний чин;
5. Призывать старообрядцев с их стороны почитать наши обряды равночестными со старыми;
6. Скорбя о происшедшем разделении, в особенности о бывших гонениях на приверженцев старых обрядов, Собор Епископов, однако, не считает себя в праве судить об ответственности отдельных лиц за происшедшее, т.к. участники этих событий все давно предстали пред судом Божиим, которому и должны дать ответ за свои дела. Русская Православная Церковь Заграницей никогда не участвовала во враждебных действиях против старообрядцев. Поэтому Собор Епископов обращается к старообрядцам с призывом забыть прежние обиды и несправедливости, и вместо того, чтобы помнить зло, подумать о том, как устроить наилучшим образом свою церковную жизнь в изгнании, для спасения христианских душ;
7. Собор Епископов призывает всех православных христиан не возобновлять, по мнимой ревности о Православии, ненужных обрядовых споров, а в особенности не повторять недопустимых порицательных выражений, так как и те и другие обряды священны. Такие выражения, где бы и кем бы они не были употреблены в прошлом, Собор Епископов отметает и вменяет, яко не бывшие.
12/25 сентября 1974 г., г. Нью-Йорк.
Председатель Собора:
+ Митрополит Филарет
http://soborjane.ru/2017/11/20/opredelenie-sobora-episkopov-rpcz-o-starom-obrjade-1974g/


Митр. Филарет (Вознесенский)

Это послание было подготовлено еп. Даниилом (епископ старого обряда в лоне РПЦЗ) и идейно поддержано А. Солженицыным (его письмом на 11 стр.).
Несмотря на согласие с идеями Солженицына Владыка Филарет достаточно сдержано выразился в ответном ему письме о сближении со староверами, которое, конечно же, было желательно ему как русскому человеку. Вот выдержка из его ответного письма:

"...Вы слишком большое ударение делаете на преследовании старообрядцев. Древний обряд был допущен уже указами 1798 года и в 1881 (единоверчество). Сами старообрядцы раздробились на множество сект (так называемых, согласий), часто почти утерявших какие-либо признаки Православия. Злодеяния революции, описанные в Ваших книгах, несоизмеримы даже с самыми сильными преследованиями XVII и XVIII веков. С другой стороны, Святое Евангелие приводит слова Господа Иисуса Христа: «от плодов их познаете их» и «всякое древо от плода своего познается». Это вечный закон жизни духовной. Русская Православная («новообрядческая») Церковь во все периоды своего бытия – и по отделении от нее старообрядцев – дала мiру громадный сонм великих святителей и подвижников. А старообрядчество их не дало, так как сектантская гордость, помогавшая старообрядцам хранить церковный быт, мешала развитию у них настоящей святости.
Известно ли Вам, что и Всероссийский Собор и первый Всезарубежный Собор обращались к старообрядцам с любовью? Но по существу мы разделяем Ваше чувство гнета народных исторических грехов, в общей сложности ведших народ к катастрофе. Отец Георгий Граббе напомнил нам такой покаянный призыв его прадеда А.С.Хомякова:
Не говорите: “то былое,
То старина, то грех отцов;
А наше племя молодое
Не знает старых тех грехов”.
www.rocorstudies.org/2012/11/26/otvet-g-nu-a-i-solzhenicynu/

*******************************************************************
Collapse )

НЕ СУЩЕСТВУЕТ ИДЕАЛЬНОЙ ЦЕРКВИ

Увы, но такой Церкви не было и в первохристианские времена.
Так архиепископ Нафанаил (Львов) написал в 1976 г. митрополиту Филарету (Вознесенскому), своему давнему другу ещё с Харбина:

«Тебе наша Зарубежная Церковь идеально представляется, как маленькая община, в которой все настроены одинаково благочестиво. Это нереальная мечта, хотя и очень древняя. Уже праведный Егезипп (обличитель ереси гностиков и Маркиона – ск. 180 г. ) со вздохом говорил о том, что до кончины св. Иакова Праведного Церковь была Девой Чистой, ибо не была растленна суетными учениями. Вот когда Церковь была такой, какой Ты хотел бы Её видеть сегодня. Но даже и тогда она, вопреки словам Егезиппа, не была такой. Уже и тогда были николаиты, был Симон Волхв, зарождался самый страшный в церковной истории соблазн гностицизма.
А всякое выделение еретиков, как чужеродных, из тела Церкви – это болезненный и длительный процесс, именно потому, что Церковь, прежде всего и более всего, ищет спасения человеческих душ, а отделение их от церковного тела влечет их в вечную гибель, и Церковь решается на это, хотя подобно Своему Господу, прежде всего, ищет всякого спасти, но решается на отсечение от Себя тех, пребывание которых в Церкви влечет гибель множество других».


Будущие архиеп. Нафанаил (слева) и митр. Филарет (в центре). Харбин.

Хорошо бы подумать об этом размышлении Владыки Нафанаила, прежде чем обличать, отлучать и усиленно искать еретиков, — и будем лучше привлекать, приводить, миловать.