March 12th, 2020

Иерусалим, Иерусалим...

Первое в 2020 году заседание Священного Синода Русской Православной Церкви.

Участники заседания, в частности, имели суждение о положении дел в Горненском женском монастыре в городе Иерусалиме. Заслушав сообщение Святейшего Патриарха, члены Синода постановили освободить игумению Георгию (Щукину) от обязанностей настоятельницы Горненского женского монастыря в Иерусалиме по состоянию здоровья, выразив ей благодарность за многолетние труды. Игумении Георгии постановлено быть почетной настоятельницей Горненского монастыря. Настоятельницей этой обители назначена монахиня Екатерина (Чернышева), благочинная Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского женского монастыря.
***************************************

Надо сказать, что Игумения Георгия давно болеет, но все эти годы Горним фактически управляла казначей монахиня Михаила (Чикида), именно ей горненские сестры прочили игуменское кресло в Эйн-Кареме. Михаила в Горнем уже более 30 лет, прекрасно знает всю обстановку, обладает сильным волевым характером, умеет выстраивать не простые взаимоотношения с израильскими властями. Там всё во многом на личных отношениях..
Я с ней росла с детского сада до 10 лет. Её отец стал священником. А потом через 16 лет неожиданно встретила в Жировицком монастыре, где она была послушницей и откуда её вместе с несколькими сестрами митрополит Филарет (Вахромеев) отправил в Горний.
Думаю, удар для Горненских нанесён сильный. Несколько лет назад Патриарх очень хотел поставить туда игуменией одну сестру из Махры, знающую греческий язык и вообще хорошо богословски образованную. Так все в Горнем стали усиленно молиться, чтобы не случилось на этом месте человека из вне. Тогда отбились.
Но Патриарх почему-то не захотел поставить игуменией в Горний кого-то из тамошних сестёр и вряд ли интересовался их мнением на этот счёт - кого они хотят себе в руководительницы?

**************************
Немного о новой игумении Екатерине Чернышевой. Безусловно, она человек достойный, с корнями, так сказать,и дворянскими и духовными.
Её родной отец Сергей Николаевич - правнук Саввы Мамонтова, внук "девочки с персиками" Веры Мамонтовой (Самариной), а еще - сын новомученика, художника и иконописца Николая Чернышева, потомка известных фабрикантов. Двадцать лет своей жизни он посвятил святой Канавке. Издана его книга, в основу которой легли его личные впечатления, наблюдения, изыскания, размышления. Сергей Николаевич – доктор геолого-минералогических наук, профессор, академик Российской академии естественных наук. Он безвозмездно осуществлял техническое руководство проводившихся на святой Канавке изысканий и проектирований.



"Монахиня Екатерина (Чернышева) - старшая дочь профессора, родилась в 1964 году.
Екатерина Чернышева окончила с отличием медицинский факультет Университета дружбы народов. К удивлению своих сверстников, она отказалась от стажировки в Мехико: девушка готовилась оставить мир и уйти в монастырь. Она уехала в Дивеево, работала там в Троицком соборе, а как только монастырь был открыт и новопоставленная игумения Сергия стала собирать девушек в обитель, Екатерина была принята в нее послушницей. Она переселилась из купленного для нее родителями в Дивеево деревянного дома в келью при колокольне.
В ее новом жилище было холодно и сыро. Осенью 1992 года девушка простудилась и тяжело заболела двусторонним воспалением легких. По просьбе родителей родственница Чернышевых Маргарита Дмитриевна Раевская, одна из лучших пульмонологов Москвы, поехала в Дивеево, чтобы посмотреть больную и назначить лечение. Будучи верующей, одобрявшей решение Екатерины, в которой она видела человека «исключительной духовной и физической красоты», принять постриг, Маргарита Дмитриевна вернулась в Москву в тревоге: состояние больной тяжелое, требуется длительное лечение, и ей желательно покинуть монастырь как минимум на два месяца, чтобы уехать в Крым. Целебный воздух Южного берега очистит легкие, но даже и при этом она как врач опасается возникновения туберкулезного процесса. О том, чтобы отправить послушницу в Крым, не могло быть и речи: устав не позволял покидать обитель. Любовь Александровна, мама Екатерины, слезно просила игумению Сергию по крайней мере отпустить Екатерину в свой дом в Дивеево, на Полевой улице. Дом был с печкой. В нем было тепло и сухо, и можно было проветривать помещение. И хотя игумения говорила, что монаху обязательно надо болеть или хотя бы немножко «прибаливать», но все же склонилась на слезную просьбу матери и ввиду тяжелого состояния больной, вопреки правилам монастыря, отпустила ее в дом, тем более что Екатерина была еще только послушницей. Неожиданное исцеление Екатерины произошло во время соборования в её доме, которое провёл духовник их семьи протоиерей московского храма Ильи Обыденского Александр Егоров".

В Дивеево Екатерина была главным редактором Дивеевского издательства и благочинной монастыря.

******************************************
Посмотрим, как Екатерина с её суровой Дивеевской закалкой справится с Горним, в котором всегда была известная вольница для сестёр, закрутить гайки там будет сложно. Там монашеский "менталитет" иной, чем в России.